Зяючі висоти космічних досліджень - Колумністи - dt.ua

Зяючі висоти космічних досліджень

25 лютого, 2017, 10:00 Роздрукувати

У низці різного роду "точок неповернення", провалів і розчарувань факт повного припинення фінансування наукового космосу в 2017 р. — не найбільш вражаючий. Різних приводів для політиків волати про "зраду" і "країна гине" в нас достатньо. Втім, є підстави вважати, що ця подія варта суспільної уваги.

"Украина за 20 лет получила признание на международной арене космических государств и вошла в пятерку стран по количеству ежегодно осуществляемых запусков", — заявил недавно глава Государственного космического агентства Украины Юрий Алексеев. Впрочем, академик Владимир Присняков еще в 2006 году писал, что "в будущем Украине светит эпизодичное участие только в тех пусках ракет, которые невыгодны России, США или Европе… а наша экспериментальная научная база уже безнадежно устарела". Дихотомия исчезает, если сравнить тезис из Концепции новой космической программы о "значительной диспропорции между уровнем космического потенциала Украины и его влиянием на решение актуальных общегосударственных и общественных задач" с финансированием космической отрасли, которое в 2011 году равнялось стоимости одного студенческого спутника.

Запуск космических аппаратов раз в пять лет — это неминуемый упадок исследований. Нереализованные проекты создания молодежных спутников делают нас технологически отсталыми по сравнению даже со странами, не имеющими собственной космической промышленности. Отсутствие новых разработок в ближайшее время может привести к сворачиванию космической деятельности. 

О современном состоянии и перспективах украинской космонавтики, приоритетах космической политики, выполнении космической программы корреспонденту ZN.UA рассказывает директор Института космических исследований Национальной академии наук Украины и Государственного космического агентства Украины Олег Федоров.

— Олег Павлович, на ваш взгляд, в каком состоянии сейчас космическая отрасль?

— С начала века — на переходном этапе своего развития. Немало аналитиков считают, что космическая отрасль, как и экономика, переживает волны Кондратьева (продолжительные тенденции циклического развития: фазы спада и возрастания). Периода, который будет характеризоваться массовым появлением инноваций, по мнению многих экспертов, можно ожидать в 2020—2025 годах, что послужит причиной нового подъема интереса к космическим миссиям.

В наше время парадигма космонавтики изменилась — если раньше в космической сфере преобладали геополитические интересы, за которыми скрывалось научное и технологическое применение, то сейчас на первое место выходит принцип подчиненности космической политики общенациональным интересам. Уже отошли в прошлое проекты, которые бы подтверждали наш космический потенциал и выполняли демонстративную функцию. На сегодняшний день любой проект направлен прежде всего на удовлетворение нужд потребителей, которыми являются ученые, военные, представители экономической отрасли.

— Почему космонавтика развивается не только в крупных космических государствах, но и в странах, не имеющих космической техники?

— Действительно, разные страны, такие как наши соседи Польша, Венгрия, Чехия, не имея ракетно-космической техники, но располагая серьезной космической программой, принимают участие во многих европейских миссиях. Почему? Потому что наивысший потенциал инновационного развития содержится в ракетно-космических технологиях. Если сравнить списки стран, демонстрирующих динамический экономический рост, с теми, которые закладывают серьезные затраты на космос, увидим, что они совпадают.

Сорок стран мира обладают регулярными космическими программами. В этой отрасли обращается 250 млрд. долл., более половины из которых — поступления из частного сектора. В украинских реалиях мы приближаемся к тому, чтобы космонавтика стала составляющей экономики. Пока что объем не такой значительный, как в других сферах экономики, но развитие последних определяется также инновационным потенциалом космической деятельности.

— Какова специфика космической деятельности, обусловленная изменением ее парадигмы? 

— Мы получаем принципиально новые знания о Земле, о глобальных проблемах, тенденциях. В документах Всемирного саммита по вопросам постоянного развития зафиксировано, что без системы наблюдения Земли из космоса невозможно установить необходимый баланс между удовлетворением современных нужд человечества и защитой интересов будущих поколений, сохранить безопасную и здоровую окружающую среду. 

Изменение парадигмы в современной космонавтике предусматривает возникновение нового этапа освоения космоса — космонавтика стала практической наукой. Это означает, что мы получаем знания об астероидах непосредственно тогда, когда космические аппараты стыкуются с ними, определяем их химический состав, изменение электромагнитных полей, излучений, то есть получаем прямые данные о Вселенной. Космонавтика стала экспериментальной наукой. Мы исследуем, как в космосе существует человек, что он умеет там делать и какие технологии способен развить в чужом для него пространстве. 

— Каким образом современная наука использует космические данные?

— Благодаря космонавтике современная наука рассматривает Вселенную как что-то, что взорвалось и развивается, а мы существуем в определенном месте пространства и в определенный момент времени. Большие усилия направлены на поиск единого эволюционного подхода, которым обусловлены существование Вселенной и появление человечества в определенный момент развития жизни. На первый взгляд, эти усилия далеки от нужд средних граждан, однако они заложены в основу всех наук — это новая физика, которая сближается с науками о жизни. Все космические программы в значительной мере содержат научные проекты, нацеленные на то, чтобы узнать, как эволюционирует Вселенная, что такое темная материя, каковы пути поиска других миров.

— Если Украина не принимает участия в глобальных космических экспедициях и не имеет возможности реализовать собственный масштабный проект, то как тогда изучать мировоззренческие основы?

— Это очень важный аспект. Если мы останемся в стороне от глобальных научных исследований, наши ученые не будут заниматься прорывными высокотехнологическими разработками и привлекать к этому молодежь, мы очень скоро окажемся на грани существования как независимое государство. Безусловно, никакая нация не способна самостоятельно охватить все сферы космической деятельности.

Ответом на ваш вопрос является космическая политика Польши. Польские ученые, имея один небольшой институт с научным составом до двухсот человек, принимают участие во многих европейских миссиях. Они производят бур для изучения астероида, проводят астрофизические разыскания, планетологические исследования Земли из космоса. Польша не имеет космической промышленности, но это не мешает ей быть участником европейских проектов. 

— Каковы приоритеты украинской космической политики? 

 Путь Украины заключается в том, чтобы использовать свой ракетно-космический потенциал для участия в качестве достойного партнера в возможно большем количестве космических проектов, которые отвечают национальным интересам. Космонавтика — сфера деятельности, которую в наше кризисное время многие воспринимают как нечто второстепенное. Мы должны понимать, что деньги тратятся не на "космос", не на удовлетворение любопытства нескольких десятков людей, а на жизненно важную отрасль, нужную для развития науки, технологий, для мониторинга ресурсов, а следовательно, определяющую конкурентоспособность страны. 

Мы предлагаем сделать следующий шаг в украинской космической политике — создать Национальный совет по космосу, о чем президент НАНУ академик Борис Патон написал в письме к президенту Украины. Космическая деятельность обеспечивается не только Космическим агентством, но и Академией наук, поэтому важно организовать деятельность этих учреждений и ответить на вопрос о том, каков масштаб космической деятельности Украины и в чем заключаются ее приоритеты. Главная задача — скоординировать пользователей космической информации — ученых, военных, метеорологов, аграриев, "эмэнэсников". Без космической информации сегодня не обходится ни одна страна. Вопрос заключается в том, что мы покупаем и что получаем в качестве сотрудничества. 

— Космические программы нуждаются в значительных финансовых затратах, а у нас обычно средств выделяется недостаточно… 

— В 2011 году на финансирование космической программы выделили 60 млн. грн. Это стоимость одного студенческого спутника. Существующая концепция космической программы определяет явно недостаточную сумму на ближайшие пять лет (1,12 млрд. грн., то есть примерно 200 млн. грн. в год). Понимая реалии нашего бюджетного процесса, нетрудно предвидеть, что фактический объем ненамного превысит те самые 60 млн. Проблема не только в том, что этого мало. Принципиально важно, чтобы финансирование, которое выделяется из бюджета на космическую программу, и источники коммерческой деятельности не существовали отдельно от поставленных целей. Теоретически заказываются ракеты и космические аппараты, а деньги выделяются на их макетирование. Нужно определиться, есть ли в заказе космическая техника (то есть поддержка отрасли) или мы видим наше будущее исключительно в плане получения космической информации из Интернета. Наш институт готовит аналитические материалы для новой программы, они свидетельствуют, что космическая программа стоимостью менее 800 млн. грн. неэффективна. Мы проанализировали, сколько тратится денег на аналогичные проекты в других странах, оценили состояние нашей промышленности и ее нужды. Одно из ключевых положений такого анализа для поддержки передовых технологий — уровень госзаказа должен быть не менее 75% от общего объема производства отрасли. Нужно, чтобы космические программы отвечали конкретным заказам. Проблема не в том, что мало денег, а в том, что их не должным образом распределяют. 

Важным является вхождение Украины в международное сотрудничество. Мы разрабатываем хорошие космические проекты, такие как "Морской старт" или проект "Днепр", которые считаются лучшими образцами применения военных технологий в мирных целях. 

— По поводу международного сотрудничества. Почему министерство обороны России в десять раз повысило цены на пусковые услуги украинско-российской компании "Космотрас" и как проходит подготовка проекта соглашения между "Роскосмосом" и ДКАУ о порядке общих экспериментов на российском сегменте Международной космической станции?

— В рамках сотрудничества с Россией есть программа научных экспериментов на Международной космической станции и программа, в которой используется база нашего Евпаторийского центра дальней космической связи.

Отдельная ситуация с проектом "Днепр" — это коммерческий проект, относительно которого действительно есть трудности в переговорах с министерством обороны России. Касательно повышения цен. Проект успешный, и  вполне естественно, что они хотят больше денег. Надеюсь, что проблему решат на высшем уровне.

Россия является нашим стратегическим партнером, и наша космическая отрасль, по итогам 2011 года, работает прибыльно преимущественно благодаря заказам из России. Важно и наше участие в российском проекте "Радиоастрон", уникальном астрофизическом проекте изучения объектов дальнего космоса с помощью наземного космического радиоинтерферометра. Его цель — совместно с глобальной наземной сетью радиотелескопов создать единую систему наземно-космического интерферометра для получения изображений, координат и угловых перемещений разных объектов Вселенной с исключительно высокой разрешающей способностью. Украина "в полный рост" принимает участие в этом проекте прежде всего благодаря уникальной евпаторийской антенне Т-70. Таких в мире всего шесть.

Наш институт является координатором программы Международной космической станции, которая является крупнейшим в мире научным космическим проектом. Ее строительство началось в 1998 году и продолжалось в сотрудничестве аэрокосмических агентств России, США, Японии, Канады и Евросоюза. Для США проект получил статус национальной лаборатории. Впервые мы начали исследовательскую работу в открытом космосе с целью научиться жить и работать в его условиях. Это уникальный пример международного сотрудничества. 

Для Украины принципиально важно принимать участие в этом проекте, а потому мы заключили с Россией соглашение на проведение на борту МКС российско-украинских экспериментов. Сейчас два из семи уже готовы, и мы надеемся как можно быстрее их осуществить. 

Сейчас, поскольку Россия пересматривает свои космические программы, мы снова подписываем пятилетнее соглашение о сотрудничестве. В интересах украинской науки и промышленности мы выполняем на МКС биологические, физические, материаловедческие эксперименты. Это уникальная возможность работать в составе международных коллективов, принимать участие в проектах мирового масштаба.

— Какая вероятность второго в истории независимой Украины полета человека в космос? Будет ли украинский космонавт на МКС?

— Это зависит от нескольких факторов: нашего желания осуществить полет, материальной базы и подготовленности украинского космонавта. Он должен лететь не ради демонстрации "шаровар на орбите", а для осуществления украинской программы исследований. Мы делаем все, чтобы подготовить такую программу. Полученный в наследство от Советского Союза технологический потенциал устарел, поэтому для Украины очень важно участие в международном космическом сотрудничестве.

— Насколько успешно функционирует космический аппарат дистанционного зондирования "Січ-2"? Как происходит экологический мониторинг, оценка сельхозугодий и прогнозирование урожая в рамках космической системы наблюдения Земли?

— "Січ-2" — уникальный проект. Мы оцениваем его в плоскости новой парадигмы космической деятельности. В этом контексте чрезвычайно важна организация информационной системы для максимальной отдачи в интересах украинской безопасности и экономики. 

Наш институт проанализировал возможности "Січ-2" и обратился в Министерство сельского хозяйства с предложением помочь решить проблему пересева озимых. Вместо того чтобы создавать комиссии в каждом районе, мы можем в довольно короткий срок посмотреть и оценить территории из космоса.

Прогнозирование урожайности — это передовая наука, и наш институт сейчас успешно разрабатывает технологии для оценки стихийных явлений, наводнений.

Человечество научилось запускать спутники, научилось получать много разной информации, однако остаются проблемы с ее эффективным использованием. Нам уже не нужны картинки, нужны веб-технологии. Вы интернет-пользователь, вы вошли в сеть с применением новых технологий, вы хотите иметь карту с прогнозами,  хотите иметь конкретные результаты. Эффективность удовлетворения этих нужд зависит от интегрального использования трех факторов: космических данных, наземных данных и информационных технологий моделирования. 

Есть решение создать при Кабмине информационно-аналитическую систему применения данных — она объединяет ученых, космонавтов и людей, которые принимают решения относительно определения конфигурации системы. Этот проект европейского уровня войдет в новую космическую программу на последующие пять лет.

— Относительно коммерческого проекта "Циклон-4". Какие перспективы украинско-бразильского партнерства в этом контексте? 

— "Циклон-4" — самый надежный по количеству удачных пусков ракет-носителей в мире. "Циклон-2" и "Циклон-3" закончили свою активную работу. В общем украинско-бразильском проекте по разработке обновленной ракеты мы реализуем потенциал нашей ракетной отрасли. Совершенствуем то, что умеем делать, и пытаемся вывести на рынок. Это коммерческий проект, осуществляемый на кредитные деньги. Он еще на стадии разработки, но при нашем участии уже началось строительство космодрома в Бразилии. Сделаем пробный пуск научного спутника на "Циклоне-4", поскольку хотим не только продемонстрировать возможности новой ракеты, но и реализовывать международный проект, в рамках которого будет осуществляться эксперимент в ионосфере, в области космической погоды. Планируем, что на "Циклоне-4" полетит микроспутник "Микросат-1" научно-прикладного назначения.

— В соавторстве с академиком В.Горбулиным в статье "Космическая стратегия: не имеешь своей — становишься частью чужой" ("Зеркало недели", №6, 2010 г.) вы писали, что "определение ориентиров собственной стратегии космических исследований — вопрос выбора собственного будущего. Каким вы видите будущее Украины?

— Космическим, и это не просто слова. Космическая наука в Украине — один из немногих примеров успешного функционирования науки высоких технологий. В принципе, у нас есть космический потенциал, который может стать локомотивом для других отраслей. 

Будем помнить, что украинцы — нация, которая, вопреки всем проблемам и неблагополучиям, умеет производить ракеты. Таких наций немного, и сфера космической деятельности может стать составляющей национальной идеи. Для нас освоение космоса — это возможность молодежи применить себя в абсолютно уникальной новой сфере. Именно поэтому я считаю, что будущее Украины — космическое.

Ми повідомляємо тільки дійсно важливі новини. Долучайся до Telegram-каналу DT.UA
Помітили помилку?
Будь ласка, позначте її мишкою і натисніть Ctrl+Enter
Додати коментар
Залишилось символів: 2000
Авторизуйтеся, щоб мати можливість коментувати матеріали
Усього коментарів: 0
Випуск №34, 14 вересня-20 вересня Архів номерів | Зміст номеру < >